Previous Entry Share Next Entry
эфир эхо москвы от 05июля 2013 "Суть событий"
Треугольник
sskinloguert
Академия. 21:44, вы слушаете «Эхо Москвы». История с Академией. Тут я буду вам совсем неприятен, совсем неприятен. И я считаю, что та реформа, которую затеяло правительство, она правильная, по направлениям. Очень важно, как она сделана, и это правда. Но если говорить о направлениях реформы, оно абсолютно правильно. Про Российскую Академию наук. Сейчас я объясню, что я имею в виду.

Значит, в понедельник будет заседание Общественного совета при министерстве Минобрнауки, где будет перед нами выступать министр, как я понимаю, Дмитрий Ливанов. Мы зададим все, не волнуйтесь, все неприятные вопросы. И, прежде всего, наш неприятный вопрос – это «почему это выглядит, как спецоперация»? Я-то знаю, почему она выглядит, как спецоперация, потому что я давно нахожусь в политическом пространстве, наблюдая за ним. Ученые, которые в Совете, они просто его не знают. И пусть они должны иметь возможность задать Ливанову вопросы, получить ответы и после этого высказаться. После того, как Ливанов на это ответит, а не до того. На мой взгляд, это была принципиальная позиция.

Теперь что касается реформы. Ну, во-первых, хотел бы развеять один миф. Там говорят: вот, Академия, там, она, значит, независимая, никогда не исключала… Вы что, смеетесь что ли? Вы правда так считаете? Значит, мы повесили на сайт стенограмму заседания Академии наук по исключению академиков, хорошо вам известных. Например, знаменитых историков Платонова, Тарле, Лихачева и Любавского. И единственный человек, который поднял голос… арестованных. И единственный человек, который поднял голос в их защиту, был президент Академии Карпинский. И что с ним потом случилось? Так вот, мы повесили стенограмму выступления уважаемых академиков – почитайте, пожалуйста. Потому что, как только там просто покричать – это мы все могем, и я тоже. А как прочитать документ – извините. Это первая история.

Значит, академиков исключали на всем протяжении деятельности Академии. Не было такого. Более того, ныне в уставе Академии есть исключение, есть право на исключение члена Академии. То есть, никакого пожизненного в этом смысле нет. И сегодня в поправках это было принято. Академия имеет право исключать членов Академии. Услышьте меня, пожалуйста. Более того, там достаточно интересная история. Там, значит, в поправках сказано следующее, в сегодня принятых поправках. Значит, если в предыдущем, в законе было о том, что членкоры становятся академиками, то сейчас – нет, членкоры не становятся академиками. В течение трех лет они могут стать академиками, а потом непонятно что, потому что в новой Академии не будет членкоров. Вот пройдет 3 года, и членкора Иванова не изберут академиком. И что с ним будет? Вы, которые предлагали Академии эти поправки, вы понимаете, что с ним будет? Я не понимаю. Он перестанет быть членкором? Но членкор, он же не исключенный. Он станет академиком автоматически? Но вы заблокировали эту возможность сегодня. Вы людей подвесили сегодня. Потому что это каста, которая хотела сохранить за собой в массе, каста, при всем уважении к отдельным людям. И они сохранили это. Понятно.

Это то, что касается исключений, теперь к закону давайте пойдем. Я вам только зачитаю один документ. Он у нас от 22 апреля этого года. Внимание: этого года. Да? 13-го. Значит, распоряжение «О предоставлении сведений, о доходах и об имуществе и обязательствах имущественного характера».

Всем известно, что Академия настаивала и получила сейчас статус федерального государственного бюджетного учреждения. Значит, до этого в проекте закона было написано, что Академия становится общественно-государственной организацией. Академия билась за то, чтобы она была государственной организацией. Сегодня это утверждено. И до этого это было так. То есть, правительство хотело перевести ее в общественно-государственную, а академики хотели остаться только государственной организацией. Читайте законы. Кстати, проект закона, уже с поправками, на нашем сайте. И, знаете, перед эфиром зашло 1 300 человек. Как если нужно кому-то осудить кровавый режим, заходит 10 тысяч, 15 тысяч, 30 тысяч за час, по вопросу академии, да? А здесь 1 300 – не интересно. Вот покричать – пожалуйста.

Так вот, 22 апреля 13-го года, «О предоставлении сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера». Ну, понятно, поскольку федеральный закон в декабре принят, академики у нас государственные, руководство у нас – это госчиновники по статусу, потому что это руководители, еще раз повторяю, федеральной государственной бюджетной организации. У нас академики, которые занимают руководящие должности – федеральные чиновники. Они обязаны, значит, прдоставлять… имущественные обязательства, ла-ла-ла-ла-ла… Дальше. Значит, сведения, предусмотренные там-то, - это я вам читаю, - представляются в Управление кадров РАН, в соответствии с правилами, по формам, и там далее, на бумажном, электронном носителе, сведения о доходах. А теперь – конфетка. «Управлению кадров Российской академии наук (Гордеева Г. В.) обеспечить строгую конфиденциальность представляемых сведений». Вы для чего представляете? Если представлять, почему строгая конфиденциальность? В чем доход академика, его имущество является строго конфиденциальными? Это 22 апреля этого года. Это я так, на всякий случай.

Теперь посмотрим, что произошло. Произошло буквально следующее. Сейчас, просто я хочу, чтобы… В чем принципиальная позиция реформы была, да? История первая: отделение имущественной и финансовой функции от науки. Я имею в виду, прежде всего, не синхрофазотроны, как пытаются тут сказать: «Вот, они хотят синхрофазотроны». Нет, речь идет о землях и зданиях. О землях, на которых строятся здания, не имеющие отношения к науке, и о зданиях, которые сдаются в аренду. И это удалось провести даже во втором чтении. Это первый позитив, который случился, удалось удержать правительство. И это правильно.

Второе. Научные институты… как, собственно говоря, шло основное финансирование? Через президиум Академии. Да? То есть, институты, научные институты, получали это финансирование. Сейчас агентство сможет финансировать их напрямую. Может и президиум, но может и агентство. Вот вся история. И это не история, собственно говоря, науки и управления ею, это история финансово-имущественная в первую очередь. И вы меня не убедите, что это не так. Потому что когда называются цифры о том, что 44% имущества Академии… а это государственное имущество, это не имущество Академии, послушайте меня, это федеральная собственность, это подтвердил Фортов. Вот это все не имущество Академии, это как было федеральной собственностью, так и остается федеральной собственностью. И мы знаем, что Ливанов сказал о том, что 44% имущества Академии зарегистрировано, 56% - не зарегистрировано. Нету. Фортов говорит: «Ливанов передергивает». Речь не идет о том, что этих помещений нет в природе, а лишь речь идет о том, что на оформление необходимых документов у этих института зачастую нет денег». Чо? Расскажите мне, сколько нужно оформить, за какие средства нужно оформить эти документы? На то, чтобы зафиксировать это имущество. То есть, как? Академия получает бюджетные средства в размере, там, миллиарда евро. Это бюджетные средства, только из федерального бюджета. Вообще, общий бюджет РАН, чтобы вы понимали, 64 миллиарда рублей. Ну, посчитайте сами, 2 миллиарда евро. Побольше, чем у Общества Макса Планка, у которого полтора миллиарда евро. Это Фортов говорит, это не я.

Вот история. И разговор идет об этом совершенно серьезно. Ребята, вы там собственность либо используйте эффективно… куда деньги-то из нее уходят? Вот сдается 7-8%, как говорит Фортов, объема всех помещений в аренду. «И получаем за это 2 миллиарда рублей», - говорит Фортов. Можно задать вопрос? А куда они уходят и как? Ну, вы сдаете государственную собственность в аренду. Государственную, не свою. Можно задать вопрос, куда она уходит? И это просто надо навести порядок. Поэтому, я думаю, что история такая.

Как будут происходить назначения директоров институтов Российской академии наук, по предложению Академии, в новом тексте закона? Значит, институты станут представлять по 3 кандидатуры в президиум РАН, оттуда эти кандидатуры поступят в кадровую комиссию при Совете по науке при президенте, потом вернутся назад. Это предложение Академии. Ну, и что? Ну, хорошо, дальше пошли, да? Финансирование научных исследований: часть финансов остается в ведении РАН, другая будет поступать через новое федеральное агентство, но по решению президиума РАН. А? Ничего?

Поэтому, на самом деле, я хочу вам сказать, что эта история, она громкая понятно почему. Очень много людей, к сожалению, эмоционально на это среагировало. Я их понимаю, и я их поддерживаю. Когда людям еще эмоции позволяют говорить резкие вещи, в том числе государству, это очень важно, это очень важно. И вы знаете, что и наше радио, и наш сайт им всем предоставляли слово. И великие ученые, в том числе вот Захаров, например, Владимир, да? Я очень хорошо понимаю его негодование. Но я призываю читать закон. И я призываю исследовать то, что есть сейчас, и то, что будет. Для ученого это простое дело, у них так мозги организованы правильно. Потому что, знаете, что я сделал? Я посмотрел: а кто распоряжался деньгами бюджетными, которые приходили в Академию? Я посмотрел людей, которые являются заместителями президента Академии. Но есть вице-президент – это великий ученый, а есть заместители президента, которые, собственно, возглавляют, там, финансово-экономическое управление, да? Вот которые занимают… не академики же этим занимаются, да? Один – бывший замминистра финансов, другой – бывший замдиректора ФСБ, да? То есть, там не то чтобы ученые сами распоряжались, вы это дело бросьте.

И я посмотрел еще… да, правильно пишут, 64 миллиарда рублей – это полтора миллиарда евро. Да, совершенно верно. Это два миллиарда долларов, верно. Спасибо, Марин, большое. Полтора миллиарда евро – это как Общество Макса Планка, совершенно верно. Ну, тоже неплохие деньги, Марин, согласитесь.

Так вот, я возвращаюсь к этому. Я посмотрел, какие доклады… каждую неделю происходит заседание президиума. Какие вопросы, какие доклады заслуживают президиума Академии наук? Зайдите, прочитайте. Последнее сообщение вот перед реформой, в июне-месяце – доклад о последнем съезде компартии Китая. Да-да-да, вот так, это последний доклад, который обсуждали академики. Вот история. Посмотрите, откройте. Достаточно открыть сайт – сейчас же все открыто. Почитайте документ, почитайте, кто эти люди, да?

И, потом, я вам могу сказать, что реформу Академии затевал еще Филиппов, Владимир Михайлович Филиппов, до Фурсенко, до 4-го года. Все понимали, что структура, которая создана при Петре I… кстати, это тоже вранье, потому что… «Не вижу на сайте закона о РАН». Ну, друг мой, если вы не видите, ну, глазки откройте. Это называется законопроект, он еще не принят. Так вот, значит, во-первых, нынешняя структура действия Академии, в отличие от петровской, была выстроена товарищем Берией. И вот все эти взаимоотношения, в том числе имущественные, я очень внимательно смотрел… знаете, есть там такая книга, называется «Политбюро и Академия наук». Очень интересно, читайте ее, ее решения читайте. Вот, Это раз.

А во-вторых, вы все забыли, что нынешняя Российская академия наук была создана указом президента от – внимание – 1991-го года. Еще раз: указом президента она была восстановлена, как там принято было писать, но на самом деле она потеряла академические, там… я не знаю, как сказать. Академии наук российских республик. И строилось совершенно по-другому. Поэтому, это тоже история.

Но мне очень нравится история о том, что она построена Петром I. Ну, давайте жить, как при Петре I. Давайте выключим электричество, да? Остановим самолеты и поезда. Давайте вернем крепостное право. Что такое жить, как при Петре I?

Вот мне правильно пишут: «Руки прочь от Академии! Армен Ашотович». От этой Академии точно руки прочь, Армен Ашотович, это абсолютно верно. Вот визжать вы можете, это мы понимаем. А вот прочитать закон и понять, что на самом деле происходит… это забавно.

Ну ладно, друзья мои, вот, собственно говоря, и все. Я, по-моему, все вопросы, которые вы тут поднимали… А, вот Аня спрашивает: «Не придут ли управлять имуществом Евгении Васильевы?» Так они уже, Аня, этим как бы занимались, вот эти люди. Вы зайдите, посмотрите, кто эти люди, кто такие заместители президента Академии. Не вице-президенты, а заместители. Вот это такая история.

Мне пишут: «Венедиктов, если вы не понимаете, в чем дело…» Я как раз очень хорошо понимаю, в чем дело. И я понимаю, что люди беспокоятся за свою судьбу и за свое будущее, я понимаю, что есть люди, которые беспокоятся за будущее науки. И я также понимаю, что есть люди, которые предпочитают… это большинство…. Вот мне пишет человек: «Пардон, нашел закон». Пожалуйста. Чтобы их не трогали.

Более того, я сейчас вам скажу последнее, и все. Там внутри закона есть ссылка, найдите ее, в PDF, на таблицу поправок, которые были приняты. И там видно, что вносилось и кем вносилось. Посмотрите, как эти поправки, на что они были направлены. Они не были направлены, академические поправки, там, на развитие науки, они были направлены на сохранение имущества, на процедуры. Вот и посмотрите сами, глазками, глазками посмотрите. «Член академии, директор института...» Конечно, член академии, директор института, да? Когда ученых выгоняли из России, вы молчали, член академии, директор института не подписавшийся, да? Когда тут мракобесие начало процветать, вы молчали, член академии и директор института. Понимаете? Конечно, сейчас вам дадут по рукам. Потому что ваша зарплата, в отношении зарплаты средней, в 20 раз выше, чем зарплата старшего научного сотрудника. Где еще есть организация, где зарплата директора в 20 раз выше, чем средняя зарплата сотрудника, уважаемый член академии, директор института? Пересчитайте, пожалуйста. Недаром вы не подписались, институт не назвали, недаром. Поэтому слово «шулер» я обращаю к вам. И до свидания.

?

Log in

No account? Create an account